Главная Все о шидухе

Кольцо

Из всех способов приобрести жену, решением мудрецов в силе оставлен лишь один – покупка за деньги. Это и есть обряд «кидушин», который совершают в наше время. Тора не говорит даже намёком, сколько денег следует дать за жену. По этому вопросу школы Шамая и Гилеля разошлись во мнениях, но, в конце концов, закон был установлен в соответствии с мнением школы Гилеля: минимум платы – прута (или вещь, ценность которой не меньше пруты). Во времена Мишны прута равнялась цене кусочка чистого серебра, равного по объёму половине зёрнышка ячменя. Чтобы не сеять раздоры между бедными и богатыми, не подчёркивать разницу между отдельными слоями общества, мудрецы установили раз и навсегда: «кидушин» следует проводить при помощи золотого кольца, на котором нет никаких украшений.

Выражение ке-дат Моше ве-Исраэль («по закону Моше и Израиля») звучит только во время «кидушин». Зачем упоминаются и Моше, и Израиль? Моше упоминается здесь потому, что он принёс Тору, из которой мы узнаём о том, что средством совершения «кидушин» являются деньги. А обычай совершать «кидушин» именно при помощи кольца – обычай Израиля.

В центре церемонии «кидушин» стоит передача невесте обручального кольца. Кольцо – не символ совершения брака, именно оно и делает брак действительным. Поэтому кольцо это обязательно должно быть собственностью жениха, и купить его он должен на собственные деньги. В противном случае «кидушин» не имеет силы.

Единственное, что должен сказать жених при совершении «кидушин», это: «Вот, ты посвящена мне этим кольцом по закону Моше и Израиля». Слово кадош («святой») означает также «отделённый». И невеста, принявшая кольцо от жениха, называется мекудэшет – то есть «посвящённая» только своему жениху. Это означает, что с момента совершения «кидушин» невеста становится «отделённой», запрещённой для всех мужчин в мире – словно вещь, которая посвящена Храму и которой нельзя пользоваться никому в мире.

Рав И.-М. Лау

По материалам сайта http://toldot.ru




Личные истории

17.11.2013
Такие разные МЫ
Ализа Хаузман

«Вы такие разные!» - сказала нам моя подруга, слушая, как мы обсуждаем американские горки, которые мой муж ненавидит, а я, в свою очередь, обожаю. Мы улыбнулись ей в ответ. Несмотря на все наши различия, у нас есть общие жизненные принципы, цели, мечты.

Моя мама, которая была родом из России, где было принято готовить соленую гефилте фиш, наперекор традиции готовила сладкую, так как она больше нравилась папе. Когда моя сестра задавала отцу вопрос по предмету, который она изучала, он всегда говорил: «Иди, спроси маму. Она разбирается в этом лучше, чем я».

В тот же день я просматривала свои фотографии с той поездки по Беларуси. Там была она. Фотография имени, написанного рядом с моим,  на стене в Бейт ХаБаДе. «Ави Рихлер 2005».