Главная Все о шидухе

Ктуба

Первый этап церемонии бракосочетания – составление «ктубы», которую скрепляют подписями два свидетеля и сам жених. «Ктуба» – это документ, в котором перечисляются обязательства, которые берёт на себя жених, и права его будущей жены. В первую очередь «ктуба» подтверждает обязанности мужа, предписанные ему Торой: «Пищи, одежды и супружеской близости он не лишит её».

Кодификаторы законов Торы разошлись во мнениях относительно происхождения «ктубы»: является ли это законом Торы или постановлением мудрецов. Рамбам, например, считает, что институт «ктубы» учредили мужи Великого собрания в начале эпохи Второго Храма, а позже Шимон бен Шетах [1] , глава Сангедрина, постановил, что всё имущество мужа – движимое и недвижимое – является залогом того, что жена получит причитающуюся ей по «ктубе» сумму денег.

Текст «ктубы» составлен на арамейском языке – разговорном языке евреев Страны Израиля в ту пору. В наше время при составлении «ктубы» и при её оглашении раввин переводит текст на иврит, чтобы содержание этого документа было ясным жениху и невесте.

Начинается «ктуба» с того, что два свидетеля, подписи которых стоят под этим документом, заявляют: «Мы свидетельствуем, что жених такой-то, сын такого-то, сказал невесте такой-то, дочери такого-то: ’Будь мне женой согласно закону Моше и Израиля. И, с помощью Б-жьей, я буду работать, уважать тебя, кормить тебя, заботиться о тебе, одевать тебя – так, как обычно ведут себя мужья в народе Израиля, по-настоящему заботящиеся о своих жёнах. Я дам тебе сумму денег, равную двумстам динарам [в случае, если невеста – вдова или разведённая, она получает сто динаров] и причитающуюся тебе, и я обязуюсь кормить тебя, одевать и обеспечивать тебе удовлетворение остальных нужд, равно как и супружескую близость в положенное время’. И согласилась такая-то, дочь такого-то, невеста, и стала его женой».

В продолжении «ктубы» уточняют сумму приданого, которое невеста приносит в дом жениха, и прибавку к «ктубе», которую жених обещает ей за это, гарантируя выплату «ктубы» стоимостью всего имущества – как движимого, так и недвижимого, – которое есть у него сейчас, и которое может появиться у него в дальнейшем. Он обязуется позаботиться о том, чтобы в случае его смерти или развода с нею она получила всю эту сумму денег.

Это обязательство жениха скрепляется совершением «киньяна» в знак того, что он не передумает и не будет пытаться изменить то, что записано в «ктубе». «Киньян» – действие символическое: берут платок, олицетворяющий в эту минуту то, что продаётся или передаётся, и передают его тому, кто это приобретает. Жених как бы «продаёт» своей невесте через свидетелей свои обязательства, записанные в «ктубе», а для большей верности ставит свою подпись под текстом «ктубы» рядом с подписями свидетелей. Заметим, что свидетелями не имеют права быть родственники жениха или невесты.

Та сумма денег, которую жених обязуется отдать своей будущей жене в момент нужды, состоит из двух частей: основная – 200 зузов (или динаров) девушке и 100 зузов (или динаров) вдове или разведённой, и добавочная.

В двух этих последних случаях жене обещают только 100 зузов отнюдь не потому, что ценят её меньше, но потому, что она уже получила «ктубу» от первого мужа: можно предполагать, что она уже имеет какую-то материальную базу.

В основной части «ктубы» перечисляется и приданое, которое приносит невеста. Муж имеет право использовать это приданое, однако доходы и убытки от этого целиком ложатся на счёт мужа – само же приданое как бы остаётся неизменным. И если случится, что муж разведётся с этой женщиной или умрёт, она получит «ктубу» вместе со всем приданым целиком.

Дополнительная часть «ктубы» – так называемая «прибавка трети». Муж, со своей стороны, прибавляет к основной части «ктубы» треть стоимости приданого, и эта сумма добавляется к той части «ктубы», о которой мы только что говорили. (Заметим, что не следует путать эту прибавку к «ктубе» с алиментами, которые человек обязан выплачивать своей бывшей жене каждый месяц).

Однако, в конечном итоге эти составные части не рассматриваются как самостоятельные суммы. «Ктуба» соединяет их в одно целое и говорит: «Итого – сама ктуба, приданое и прибавка – столько-то и столько-то».

Затем в тексте «ктубы» сказано: «И так сказал перед нами жених: ‘Ответственность за выплату этой суммы я принимаю на себя и на моих наследников после меня, на всё моё имущество, которое есть у меня под небесами – и недвижимое, и движимое, – которое есть у меня и которое я приобрету в будущем, начиная от сего дня и далее. Всё это является гарантией выплаты этой суммы целиком – даже та одежда, которая на мне’. И мы свидетельствуем, что жених принял на себя полную ответственность, совершив ‘киньян’. Таким образом, всё сказанное выше получило полную силу».

После этого следуют подписи свидетелей и самого жениха, которыми они скрепили «ктубу» перед самой «хупой». Дело в том, что запрещено находиться с женой в одном доме даже минуту без «ктубы» – поэтому, когда жених и невеста – теперь уже муж и жена – войдут в свой дом, с ними должна быть «ктуба», гарантирующая права жены.

«Ктубу» зачитывают публично сразу после того, как произносят благословения «эйрусин» и жених передаёт невесте кольцо. Жених, держа «ктубу» в правой руке, отдаёт её невесте, которая тоже берёт её правой рукой – раньше, чем начнутся семь благословений «нисуин».

В чём важность «ктубы»

Наши мудрецы относятся к «ктубе» с чрезвычайной серьёзностью – запрещая, как было сказано, находиться с женой даже мгновенье без «ктубы». Почему?

Функция «ктубы» не ограничивается только гарантией прав жены. Кроме того, «ктуба» - мощное средство предотвращения поспешных, необдуманных разводов, или, выражаясь словами наших мудрецов, она препятствует тому, чтобы «ты относился легкомысленно к разводу с женой».

Для того, чтобы придать наглядность сказанному, упомянем два основополагающих закона Торы о браке.
Многожёнство. Тора предоставляет возможность иметь как две жены, так и больше. Единственным исключением был царь: «И пусть не обзаводится он множеством жён – да не отвратится его сердце от Б-га» (Дварим, 17). Впрочем, и это ограничение не было слишком строгим: царю позволялось всё же иметь восемнадцать жён. (Это следует из слов пророка Натана, обращённых от имени Всевышнего к царю Давиду, у которого в тот момент было 6 жён: «А если мало тебе – я прибавлю тебе ещё столько же и ещё столько же, – т. е. 6+6+6=18). Когда Тора говорит про царя: «И пусть не обзаводится он множеством жён», она имеет в виду царя Шломо, у которого, как известно, было 1000 жён и наложниц, а это, в конце концов, действительно привело к тому, что «сердце его отвратилось от Б-га».

Можно легко себе представить положение вдовы в полигамном обществе: если муж нескольких жён умирает, вспыхивают споры о наследстве, в которых чаще всего побеждают «сильнейшие». В результате обязательно кто-то остаётся обделённым, возможно – вообще без средств к существованию.
По закону Торы женщину можно взять в жёны лишь при условии её полного согласия, а вот развестись с ней Тора разрешает, не спрашивая её согласия вообще. И хотя на мужа была возложена обязанность привести вескую причину своего желания развестись, её, в принципе, найти не так уж трудно.

Оба эти закона – разрешение полигамии и возможность развестись с женой против её желания – создали тяжёлую проблему: получение средств к существованию для овдовевших или разведённых женщин. На помощь им пришли мудрецы Торы, учредив «ктубу», которая разрешает эту проблему хотя бы частично. Например, если муж умирает, его вдова предъявляет «ктубу», согласно которой наследники или попечители имущества умершего обязаны выплатить ей сумму, обозначенную в «ктубе». Причём они должны сделать это ещё до раздела наследства – словно оплатить давнишний вексель, выданный ещё в день свадьбы.

Совершенно естественно, что самая старшая из жён покойного, обладающая огромным «стажем» руководства семьёй, получит свою «ктубу» из имущества покойного. Это даёт ей определённую обеспеченность, чтобы она могла спокойно дожить свои годы. Ведь 200 зузов в те времена были отнюдь не малой суммой: чтобы представить это себе, вспомним, что в популярной песне «Хад гадья», которую мы поём во время пасхального седера, упоминается, что козлик был куплен всего за два зуза… А ведь 200 зузов – это только основная часть «ктубы», без «прибавки».

«Ктуба» также стала барьером для поспешных разводов. Во время ссоры с супругом, если он грозит развестись с ней, жена может показать разъярённому мужу «ктубу», как бы говоря: пришло время платежа! Надо полагать, что при виде этого документа муж поостынет, и, очень может быть, мысль о разводе совершенно покинет его.

Если семейный корабль и впрямь сел на мель и нет иного выхода, кроме развода, «ктуба» создаёт экономическую основу для первых шагов разведённой женщины в её новой, самостоятельной жизни.


[1] Раби Шимон бен Шетах – выдающийся мудрец Торы эпохи Второго Храма, жил в 1 веке. Сестра его, царица Шломцион, была женой царя Александра-Яная. Будучи главой Сангедрина, раби Шимон бен Шетах вёл тяжёлую борьбу с членами Сангедрина – цдуким (к которым примыкал и сам царь). Борьба эта закончилась победой мудрецов, верных еврейской традиции и получивших полную поддержку народа – прушим. Раби Шимон бен Шетах прославился честностью, беспристрастностью в суде, даже по отношению к царю. Он провёл через Сангедрин целый ряд решений, одно из которых, в частности, обязывало всех еврейских детей учиться в школе.

Рав И.-М. Лау

По материалам сайта http://toldot.ru




Личные истории

17.11.2013
Такие разные МЫ
Ализа Хаузман

«Вы такие разные!» - сказала нам моя подруга, слушая, как мы обсуждаем американские горки, которые мой муж ненавидит, а я, в свою очередь, обожаю. Мы улыбнулись ей в ответ. Несмотря на все наши различия, у нас есть общие жизненные принципы, цели, мечты.

Моя мама, которая была родом из России, где было принято готовить соленую гефилте фиш, наперекор традиции готовила сладкую, так как она больше нравилась папе. Когда моя сестра задавала отцу вопрос по предмету, который она изучала, он всегда говорил: «Иди, спроси маму. Она разбирается в этом лучше, чем я».

В тот же день я просматривала свои фотографии с той поездки по Беларуси. Там была она. Фотография имени, написанного рядом с моим,  на стене в Бейт ХаБаДе. «Ави Рихлер 2005».