Главная Личные истории и рассказы

Личные истории и рассказы

17.11.2013
Такие разные МЫ
Ализа Хаузман

Видимо, тот факт, что мы с моим мужем как будто с разных планет, не остался без внимания.
« Ты вышла за белого парня!» - не скрывая своего удивления, написала мне моя школьная подружка, обнаружив мои свадебные фотографии в интернете.
Позже моя бабушка внимательно вглядывалась  в голубые глаза моего мужа, просматривая запись нашей свадебной церемонии на DVD, не переставала спрашивать: «Как он только женился на тебе?» Я ответила ей просто: «Сейчас я – еврейка». Но мой ответ никак не объясняет того, как Все-вышний мог свести доминиканскую девушку, выросшую в Нью-Йорке в состоятельной семье, и простого мальчика из восточной Европы, который рос и воспитывался в Лос- Анджелесе в пяти минутах от Беверли Хилс.
Мы пришли в иудаизм из разных миров. Мой муж происходит из религиозной еврейской семьи. Во мне же течет кровь карибских аборигенов, африканских рабов, испанцев и французов. Родословная моего мужа состоит из раввинов, чей путь он продолжает и сейчас. Оглядываясь назад, я понимаю, что первым звеном, связавшим нас, был иудаизм. Я невероятно желала его изучать, а мой муж обожал его преподавать.
Однажды я чудесным образом попала на урок в синагогу. В колледже моей лучшей подругой была Сара Хаусман. Она вела светский образ жизни, вопросы религии не сильно ее волновали, она с большим аппетитом уплетала гамбургеры из Макдональдса, не задумываясь об их некошерности, носила джинсы и очень уж любила вечеринки в пятницу. В один прекрасный день она обратилась ко мне со странным предложением:
« Пойдем со мной на урок в синагогу!»
«Что ты сказала? Куда пойдем? Мне не послышалось?» - не скрывая удивления, спросила я.
«Просто мой двоюродный брат проводит там уроки, и он пригласил меня. Отказать было неудобно, и я согласилась. Но мне так неохота идти одной. Прошу тебя, пойдем со мной!» - сказала Сара и умоляюще на меня посмотрела.
«Ну, ладно. Пойдем, послушаем, о чем там рассказывает твой брат, - без особого желания согласилась я, - если после этого урока мне вдруг захочется стать еврейкой, то виновата в этом будешь ты!» - добавила я, смеясь. В тот момент я даже не догадывалась, что мои слова были пророческими.
Мы пришли в синагогу. Через несколько минут в зал вошел высокий мужчина с бородой и в шляпе. Несмотря на то, что одет он был странно, он мне показался очень симпатичным. Урок начался, и….очнулась я только через час.  Лекция унесла меня куда-то далеко, в новый, незнакомый и ужасно интересный мир. Через неделю в то же самое время я сидела на лекции того же умного, харизматичного раввина – брата моей подруги Сары – Хаима Хауса Хаумана.
Я постоянно   задавала вопросы, дискутировала, спорила. Темы, которые  затрагивал раввин, были для меня животрепещущими: свобода выбора, поиск себя, душа, мужчина и женщина в иудаизме.  Я оставалась после занятий и долго беседовала с Хаимом. Уже через месяц я поняла, что он мне ужасно нравится, и, что самое странное, я заметила симпатию и с его стороны.     Я твердо решила принять гиюр. На меня не мог повлиять никто: ни родители, ни родственники, ни моя еврейская подружка Сара. Все считали меня сумасшедшей и пытались отговорить от этой затеи. Но, если я что-то решаю сделать, то переубедить меня почти невозможно.
Не буду говорить о том, сколько испытаний мне пришлось пройти, чтобы добиться своей цели. Я посещала занятия в синагоге 3 раза в неделю, начала соблюдать Шабат, переключилась с обычной еды на кошерную. У родителей была истерика, особенно у мамы, которая постоянно пыталась накормить меня своими наивкуснейшими, но некошерными блюдами.
В итоге, спустя год я получила гиюр. Вскоре я получила еще и предложение  руки и сердца. От кого бы вы думали? Конечно, от Хаима. Мы поженились, несмотря на то, что и его и мои родители были против этого брака. Лишь по истечении нескольких месяцев, после ссор, скандалов, истерик и слез, наши родители все-таки  смирились и приняли нас, как пару. Первая часть испытаний была пройдена. Далее мы стали изучать друг друга. Это оказалось не так-то просто.                                         Мы старались узнать как можно больше о том периоде нашей жизни, когда мы еще не были знакомы. Вместе мы посетили Лос-Анджелес и Израиль, места, которые мой муж считал родными. Я была приятно удивлена тем, что жители Лос-Анджелеса гораздо доброжелательнее жителей Нью-Йорка. А в Израиле муж устроил мне экскурсию; мы объездили все, начиная от Святых мест в Иерусалиме и заканчивая развалинами Кейсарии.
Медовый месяц  мы провели в   Доминикане. Но это был не просто отдых на Карибах. Это был тот первый раз, когда мой муж увидел место, откуда когда-то иммигрировала моя семья, и где на данный момент проживает большая часть моих родных. Вместе мы узнавали о моих предках.
И пока мы были там, мы также рассказывали  моей семье о нашей еврейской жизни. Вся семья собралась в супермаркете моего дяди в Санто Домиго, чтобы помочь нам с покупками. Вместе мы переворошили  все товары на полках магазина в поисках значков, подтверждающих их  кошерность.
По возвращении мы отправились в Вашингтон Хейтс  - в район, где я выросла. Однажды в Шабат утром я устроила мужу небольшую экскурсию по этому району. «Сюда я ходила в воскресную школу. А здесь  я всегда покупала конфеты…» Постепенно прошлая жизнь превращалась из туманной в более светлую и понятную.
Спустя месяц после  свадьбы, мы обнаружили, что говорим на разных языках.
«Принеси мне воды», - сказала я ему.
«Что, прости? Что это за приказы такие?» - ответил он, не скрывая раздражения.
Мои глаза округлились.
Как -то раз он спросил: « У нас есть вода?»  Что означало: «Принеси мне воды».
«Да, в холодильнике», - ответила я ему, не отрывая глаз от книги.
И мы в ярости смотрели друг на друга, оба не догадываясь, в какой момент случился прокол в нашем разговоре. И это были наши маленькие войны из-за непонимания, несмотря на то, что мы оба говорили на английском.
В течение всего занятия в синагоге, мой муж обычно сидит рядом со мной, переводя фразы с идиша и иврита для англоязычной аудитории. К середине урока я становлюсь ужасно злой и раздраженной, ощущая, что языковой барьер не дает мне насладиться лекцией в полной мере, что существенно снижает мою самооценку. Муж, видя это, с любовью смотрит в мою сторону. И вдруг я уже престаю чувствовать себя одинокой в своем непонимании. Каждый год, сидя за Пасхальной трапезой, я пытаюсь прочесть историю о Песахе в оригинале, но все напрасно. Муж лишь улыбается в ответ на мое отчаяние. Он с легкостью читает знакомый ему с детства текст Агады. Но когда наши глаза встречаются, мы понимаем мысли друг друга. Мы – два еврея с абсолютно разным прошлым, объединившиеся вместе с целью построить общую жизнь.
«Ваномос» - произносит он после каждой Шабатней трапезы, что означает «идем» на испанском. И каждый раз эта фраза заставляет меня улыбнуться. Испанский для меня – особенный язык;  язык, на котором говорили мои родители и родственники дома. Это тот язык, на котором мы переговаривались с сестрой, чтобы нас никто не понял из американцев. Сейчас этот язык изучает мой муж, чтобы лучше понимать меня, мою культуру и те секретные разговоры, что мы до сих пор ведем с сестрой. Он учится с той же энергией, с какой маленький мальчик играет в новую. Такую же энергию он видит в моих глазах, когда я изучаю иудаизм. Рассказывая мужу о Доминиканской культуре, я стала больше любить себя и свое прошлое. Изучая его культуру, я открываю для себя новый мир.
На протяжении 3 лет мы не прекращаем обучать друг друга. Мы стараемся увидеть вещи с позиции другого. Иногда нам приходится объяснять, что мы имели в виду, что хотели сказать. Мы руководствуемся двумя правилами: никогда не верь слухам, и, не все, что кажется, так и есть на самом деле.
Сегодня наш Шабатний стол напоминает наш свадебный. Все блюда у нас кошерны, но мы постоянно удивляем наших гостей разными изысками. Мы готовим рис и бобы, которые являются неотъемлемой частью рациона любого доминиканца. Что самое интересное, готовит их мой муж. Иногда мы угощаем гостей гефилте-фиш – традиционным блюдом польских евреев. И именно я варю все ингредиенты  для этого блюда. Мы стараемся найти гармонию, совмещая элементы обеих культур: еврейской и доминиканской.
«Вы такие разные!» - сказала нам моя подруга, слушая, как мы обсуждаем американские горки, которые мой муж ненавидит, а я, в свою очередь, обожаю. Мы улыбнулись ей в ответ. Несмотря на все наши различия, у нас есть общие жизненные принципы, цели, мечты.
Но самое главное, что нас объединяет,  - это иудаизм. Он – основа нашей жизни. Он – та система координат, на которую мы опираемся, вместе принимая важные решения.  Если бы  не он, мы бы даже не встретились. Я абсолютно уверенна в том, что мы с мужем – две половинки одного целого, две части одной души, которые встретились на этой земле, чтобы быть вместе.



Обращайтесь к нам!

Вам ответят

Маля Махлин
телефон: +7(985) 233-0771

Шуля Фельдман
телефон: +7(910) 452-1808

Адрес: 127018 Москва,
2-й Вышеславцев пер., дом 5а
карта проезда